Вы помните, каким он парнем был? Никто не помнит, а теперь и спросить не у кого. По сохранившимся в народной памяти крохам сведений жизнь парней предвоенной Тюрюхановки была незатейлива. Валяться в постели не дозволялось: если не в школу, то во двор, в огород, там дел навалом. И все около взрослых, а младшие помощники всегда тут как тут: коня запрячь, отвезти, подвезти, скота обслужить. А ещё колхоз: именитый председатель, депутат Верховного Совета СССР Петров Е.Л. в небольшом околотке создал отдельно взятую республику. Нет, он, конечно, не себе на уме, он где-то всё это видел, ездил в другие районы, области, смотрел, мечтал обустроить свою Тюрюхановку. И его республика строилась. Кулаков к тому времени изгнали, в освободившиеся дома въехала беднота. А ей, как известно, надо дать работу. Образовали колхоз. Дело это новое, неизвестное, да не беда, председатель не промах, не одну войну прошёл, - справится. Вот тут его боевой и организаторский опыт и пригодился. И дело помаленьку пошло. Построили МТФ, свиноферму, птицеферму. Увеличивая пахотный клин, применяли передовые методы труда. Осваивали поливное земледелие, семеноводство. На пасеках жужжали колхозные пчёлы. По пыльным улочкам гремел железными колёсами трактор, на мельнице установили мотор-нефтянку. Гудели автомобили. Пахло бензином и керосином. Вместе с новыми запахами пришла романтика новых профессий. Семейный коллективизм тюрюханОв сменился колхозным коллективизмом. Для нужд производства и личных потребностей колхозников воздвигли кирпичный завод. Несмотря на многочисленные трудности, предвоенный колхоз шёл в гору. Впрочем, в этом многоотраслевом хозяйстве было не так уж и много работников. А особо их не хватало летом: тут и прополка, и сенокос, и уборка урожая. И фермы не бросить: коров надо доить, за телятами ухаживать, пасти, убирать, постилку перестилать. Наравне со взрослыми в этом колхозном муравейнике трудятся дети, и в большинстве случаев «за просто так», но, бывало, и повезёт – запишет бригадир скупые трудодни. Титанический пример взрослых порождал следование за ними подрастающего поколения. Радость участия в общем деле, помноженная на детское «технологическое» любопытство помогают крутить колхозное производство. Никому не приходит в голову назвать это эксплуатацией детского труда. Колхозный мечтатель закладывает плодово-ягодный сад: колхозники познают вкус невиданных ягод и фруктов: крыжовника, малины, сливы, вишни. А для души? И о ней подумал председатель: к старому пятистенку делают пристрой и вот вам клуб! А в нём и гармоника, и балалайка с гитарой и мандолина. А перед самой войной привезли духовой оркестр, а с ним капельмейстера. Такой очаг культуры как бальзам на душу после тяжкого труда. Ворчали старики, молодёжь веселилась, жить стало лучше, жить стало веселей. Вот в такой обстановке росли и мужали тюрюхановские парни. Илья больше в маму, Маланью Евсеевну, а она женщина в колхозе значимая, при должности. И подвести маму Илье никак нельзя, и в труде, и в общественных делах. И поэтому он всегда в работе, всегда при делах. Для нужд колхоза объявили сбор древесной золы, она шла на удобрение для полеводства, и Илья собрал больше всех, целый грузовик. И на прополке он впереди, и на сенокосе. А вечерами - репетиции духового оркестра, говорят, отражённые от горы «Амурские волны» было слышно по всей Бичуре. На общей фотографии оркестра Илья сидит, крепко обняв валторну, поэтичный духовой инструмент. А еще надо помечтать: поставив в черемуховых садах старенький стул, он читает философский словарь – откуда у парня «философская грусть»? Приметило парня правление колхоза, и решили наградить поездкой в Москву: в то время это высокая награда для семнадцатилетнего парня, предел мечтаний. Шло лето 1941 года, впереди была Москва и прекрасная счастливая жизнь. Но вместо интересных экскурсий Илья увидел нахохлившуюся и потемневшую от тревоги столицу – война… Наверное, ничего нет страшнее, узнать тяжелую весть вдали от дома, от родных. И поэтому первая мысль – домой! Измученный дорогой, вернулся Илья в родную Бичуру, осунувшийся и повзрослевший, с непреодолимым желанием снова работать для фронта, для победы. А осенью 1942 года он уже в армии, в учебном подразделении, в окрестностях Улан-Удэ. Из письма домой от 15.12.1942 г.: «Здравствуйте Отец, Мама, Ксения  и любимый братишка Валерик. С горячим приветом ваш сын Илья. Получил ваше письмо, за которое горячо вас благодарю. Из которого я узнал, что жизнь ваша не очень важная. Моя жизнь тоже не очень важная, болит грудь, а в остальном ничего. Трудностей в учёбе не встречаю, но в тактических условиях имеются трудности, потому что сильный холод, но ничего, переживём всё, скоро будем заканчивать, в феврале наверное закончим, а там будет легче, и наверное увезут отсюда... С ребятами живём дружно, сильно беспокоюсь за вас, за ваше здоровье, за вашу настоящую жизнь. Отца, слышал, поставили на учёт, наверняка скоро возьмут, может,  где встретимся... Пришлите фото Валерика, я о нём сильно соскучился. Что говорит ли он обо мне? Пишите, хватит ли вам хлеба и как будет дальше, пишите про всех. Пока, с приветом ваш сын Илья…»

С начала 1943 года Илья на фронте. Завершающий этап Сталинградской битвы: окруженные немецкие дивизии отчаянно сопротивляются, но участь их предрешена.

Уже в феврале 1943 года 44 Гвардейский полк 15-ой стрелковой дивизии упорно теснит захватчиков на запад. Позади остался не покорившийся Сталинград, впереди – Харьков. Какими были солдатские будни Ильи Тюрюханова? Наверное, такими же, как и других наших солдат. Все моё - с собой, автомат, да вещмешок.  А в вещмешке – нехитрая солдатская поклажа, да письма из дома и редко у кого книга. И жалеет Илья, что не прихватил с собой (нельзя было) любимый философский словарь, на привалах так пригодился бы. Как погнали проклятых фрицев, в окопах сидеть не пришлось – с утра и до темна пыльные дороги с боями и потерями. Посчитать пути солдатские нетрудно - от Сталинграда до села Водяного, что в Днепропетровской области 978 километров, да только не бывает прямых-то солдатских дорог. Получается намного больше. Возмужал солдат, набрался боевого опыта. А полк тем временем берёт направление на Днепропетровск. Огрызаются немцы, пытаются перейти в наступление, да силы уж не те, измотала захватчиков Красная армия. Идёт Илья дорогами войны и всё наблюдает, и всё замечает, и всё высматривает в донецких яблоневых садах любимую черёмуху, да слушает летними ночами соловья, а сердце - в родной Бичуре.

Из истории 44-го Гвардейского стрелкового полка: «30 января 1944 года 44-й гвардейский полк в составе 15-й гвардейской дивизии принимал участие в прорыве обороны противника и к концу дня занял ряд населённых пунктов, в том числе село Водяное. Противник оказывал упорное сопротивление, а в районе села Водяное он контратаковал, используя до 30 танков, 4 самоходок, бронемашины и до полка пехоты….» В списке безвозвратных потерь полка с 29 января по 5 февраля числится убитыми 26 человек, Тюрюханов Илья Степанович, уроженец Бурят-Монгольской АССР, кандидат в члены ВКП(б) среди них двадцать шестой. Вместе с Ильёй в родную землю легли украинцы  Литвиненко Д.Ф., Капуста А.С., Фоменко И.Н., Шкода И. И.. В этот день погиб и легендарный советский снайпер 44-го Гвардейского полка Гончаров П.А., к тому времени уничтоживший 441 гитлеровца. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» гвардии старший сержант Пётр Гончаров был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Однако, Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» он получить не успел. Ожесточенные бои не позволили похоронить бойцов в одной могиле. В 1959 году воинские захоронения приводили в порядок и останки перенесли в братскую могилу, что возле Дома культуры села Водяное. Над могилой высится бронзовая фигура снайпера Гончарова, который поделился с погибшими однополчанами своей боевой славой. Просматривая списки погибших бойцов на мемориальных досках этого монумента, я не увидел фамилию Ильи. На мой запрос о судьбе захоронения Ильи Тюрюханова вскоре получаю ответ, который приведу полностью: «Проведенной проверкой установлено, что имя автоматчика 44-го гвардейского стрелкового полка 15-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии рядового Тюрюханова Ильи Степановича на мемориалах как в с. Водяное, Софиевского района, так и других населенных пунктов Днепропетровской области отсутствует (не увековечено). В братской могиле села Водяное, Девладовского сельского совета, Софиевского района, Днепропетровской области захоронено 109 человек. В именном списке павших значится 83 имени. Скорее всего, Тюрюханов И.С. остался в числе павших воинов, имена которых по разным причинам остались неизвестными. Возможно во время перезахоронения. Братская могила сформирована в 1959г. после укрупнения (переноса) воинских захоронений на данной территории. Прилагаю фотографии памятника на братской могиле в с.Водяное. С уважением Роман Бугайченко».

Бой был жарким и жестоким. Горели танки, бронетранспортёры. Плавился снег, парила мерзлая земля, от взрывов содрогалось небо. Каким бы мудрым ни был командир, его опорой и надеждой остаются его подчиненные, от их стойкости зависит исход боя. А солдату полагаться только на себя самого, на свой характер, на ненависть к врагу. И тогда все вместе непобедимы. В бою подходит миг, когда солдат взвешивает на ладонях свою судьбу: на одной мамино «Береги себя, сынок!», а на другой – Вперёд, за Родину!... Илья выбрал второе. Он не получил медаль, не успел. И это не его вина, на войне бывает всякое.

 Как-то режиссёр Евгений Гришковец рассказал о Джоне Корнуэле, юнге британского флота. Этот матрос был убит в своём первом же бою, первым снарядом. Тяжелораненый, он продолжал крутить ручку наводки орудия и умер лицом к врагу. Теперь и навечно Корнуэл национальный герой Британии, и сама королева вручила матери героя орден…

  Меланья Евсеевна получила серый квадратик  похоронки в феврале 1944 года, с казенной фронтовой фразой: «…в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит…». Меланья Евсеевна не усомнилась в правильности солдатской философии сына, сделавшего свой выбор в далёком 1944-м. Придёт очередной праздник Победы, и над праздничным шествием бессмертного полка взметнётся портрет Ильи Тюрюханова, автоматчика 44-го Гвардейского стрелкового полка. Помните, каким он парнем был!

Д. Андронов

На снимках:


Братская могила в с. Водяное Софиевского района Днепропетровской области.

 Тюрюханов Илья с друзьями (сидит справа).

Комментариев: 0

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.