Говорят, что на перекрёстках дорог живут боги, определяющие дальнейшую судьбу человека. Именно на перекрестке простой человек должен принять решение. На перекрёстке сходятся две части жизни человека: жизнь прошлая и жизнь будущая, разделённая мигом настоящего. Роман Петров не был Богом, но он жил у перекрёстка, так случилось, что его родители поселились на пересечении двух больших улиц Бичуры. Может поэтому он не задумывался о своём выборе, рос и мужал как все юноши того времени. А время то было переломное - в Бичуру хлынула новая жизнь: гремели по улицам машины, строились школы. Советская власть вела преобразования смело и решительно. Командированные по зову партии специалисты строили МТС, обучали комбайнёров, трактористов, помогали поднимать колхозы. Система образования района сквозь тернии тянулась к среднему образованию. 1сентября 1938 года мальчишки и девчонки получили  светлое одноэтажное здание начальной школы, в мае 1939 года – двухэтажную среднюю школу.   На авторитет приезжих учителей равняются местные учительские кадры. Светоч знаний пролился на детей и юношество Бичуры. Ворчат уставщики, да ничего не поделаешь, новую интересную жизнь не обратить вспять.

   Роману не пришлось посидеть за партой в новой школе, окончив 9 классов в 1938 году, он поехал работать в пионерский лагерь, что был открыт в Малом Куналее.  Вожатых тогда не хватало, и вчерашний выпускник энергично окунулся в суету пионерских будней.  Казалось, откуда у парня педагогическая жилка? В семье  испокон веку трудились на земле - пахали и сеяли, стучали молотом в кузне, охотились в тайге, а тут – педагогика.  А всё просто: когда-то в их доме квартировала молодая учительница  Софья Дмитриевна Пшеничникова,  своим авторитетом снискавшая уважение не только детей, но и их родителей.  Посеяла Софья Дмитриевна доброе и в семье родителей Романа -  Ерофея Артамоновича и Матрёны Кузьминичны.   А тут ещё и стройка новой школы: стучали топоры, звенели пилы прямо за огородами, а пацаны тут как тут, без них ничего не происходит, новая школа росла прямо на глазах, и как тут не помечтать стать учителем!

   Петровы пришли в Бичуру в числе первых,  по переписи 1795 года их числится в семье Василия Петрова  11 душ мужского и 18 женского пола.  Поселились под утёсом,  в начале Большой улицы,  где в ряд стояли их крепкие избы. В памяти бичурян сохранились седовласые кряжи – братья Артамон Филатович и Данил Филатович Петровы.  Внук Роман, правда, росточком пока не вышел, да крепок, мастак и по конькам, и по лыжам, и стрелять научился – тогда это было в программе всеобуча.

   С 1 сентября 1938 года Романа направляют в Еланскую школу учителем начальных классов.  Пригодилась педпрактика в пионерском лагере: с детьми нашёл общий язык быстро, подружился с коллегами. Круг интересов молодых людей того времени был достойным: книги, спорт, фотодело, военное дело. Молодёжь участвует в художественной самодеятельности,  на школьных сценах ставят спектакли. На посиделках и вечерах звучат струнные инструменты: балалайка, гитара и мандолина. А ещё к портрету молодого учителя добавим его неуёмную энергию и искромётный юмор. Вот таков он был, довоенный парень Роман Петров.

А в 1939 – призыв в армию. Проехал Роман свой перекрёсток,  стоя на кузове грузовой машины, проводил взглядом родной дом и окунулся в армейские будни. Полковая школа в Шкотово, что под Владивостоком, была крупнейшим учебным центром  на востоке страны (в начале войны – Шкотовское военно-пехотное училище) и готовила военных специалистов по множеству военных специальностей. Восемнадцать тысяч курсантов слушали лекции, совершали марш-броски, изучали современное вооружение, сдавали зачёты по огневой подготовке, занимались строевой подготовкой. Дисциплина в учебном центре была строгая, и большинство курсантов мечтали поскорее  попасть в часть. По воспоминаниям ветеранов Шкотова училище возглавлял полковник Михайлов, который так усердствовал, что это стоило некоторым курсантам жизни. По боевой тревоге курсантов поднимали в три часа утра, тридцатиминутный завтрак и в путь, при полной боевой выкладке. В то время снаряжение пулемётного отделения в 7 человек  включало: станковый пулемёт 70 кг, боекомплект к нему 10 коробок – 120 кг, личное оружие с боекомплектом, сухой паёк, амуниция – 47 кг на человека. В жару курсанты теряли сознание, поэтому рядом всегда был фельдшер с нашатырным спиртом. И вот тут Роману помогли занятия спортом, несомненно, сыграло роль и его крепкое крестьянское происхождение. В трудностях боевой подготовки зреет он как будущий способный командир.

   Война... В августе 1941 года по заданию Ставки в Приморье была сформирована 112 танковая дивизия, впоследствии получившая название «Революционная Монголия». Она имела на вооружении именные танки, подаренные народом Монголии Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Тогда на «шкотовском перекрёстке» выбор сделали командиры: железнодорожный состав с выпускниками полковой школы полетел на запад, в пекло войны. В Петровске Забайкальском Роман разминулся с родной Бичурой – ещё один перекрёсток в его судьбе. Глянул ли он в родную даль из вагона поезда, иль промчал Петровск глухой ночью, и что было у солдата на сердце, кто знает...

   На сайте «Память народа» есть удивительная опция: можно посмотреть пути-дороги солдатские на карте военных действий Великой Отечественной. Дороги Романа я рассматривал не один раз и поражался их витиеватости: тяжелые бои, отступление, переформирование, ранения, госпиталя, переброска на другое направление, оборона, наступление. Впрочем, это путь не только Романа, но и всех его товарищей 112 танковой бригады Воронежского фронта (с 1942 года – Западный фронт – 44-ая гвардейская танковая бригада). А для Романа начиналась война обороной столицы: тяжелые бои, отступление, оборона подступов к Москве в промёрзших, занесённых снегом окопах. В представлении на награждение Романа написано: за участие в обороне Москвы с 10.11.1941 по апрель 1942 - почти полгода в окопах! В письмах домой он пишет: «...Я живу хорошо. Мои бойцы тоже живут хорошо, потому что я забочусь о них, а они обо мне. Забота о человеке есть самое главное в военной жизни. Мы живём по закону один - за всех, и все – за одного. 12 марта получил письмо от тяти, который пишет, что живёт хорошо, хотя есть печаль обо мне и о доме. Но ничего не поделаешь. Может, в скором времени отслужит и придёт в бригаду, и начнёт по-прежнему работать. Вы, дорогие братья и сёстры, живите дружно и помогайте матери, которая у вас одна. Никогда не спорьте и не ругайтесь. Если мало хлеба, то продайте «мою» корову, а если надо денег, то я вышлю...». В этом отрывке письма весь Роман, с его заботой о доме, с заботой о свои боевых товарищах – бойцах. В сглаженных формулировках «живу хорошо», с оглядкой на просмотр письма военным цензором, скрывается желание успокоить родных, что со мной всё хорошо, пока жив и здоров. На фронтовой фотографии Роман в офицерской форме, с портупеей и трубкой.

   Русская армия, а впоследствии Красная и Советская, сильны были своими младшими командирами. Сержанты и старшины всегда рядом с рядовым составом, всегда локоть о локоть, в учении, в бою и на отдыхе. И такая армия всегда боеспособна и непобедима.

   Смело и решительно воюет Роман, но этого не прочтёшь в его письмах, а лишь в скупых строчках наградных документов: «8 июля 1943 года в боях в районе деревни Сырцово Ивненского района Курской области при наступлении танков и пехоты противника старший сержант Петров своим взводом ПТР (противотанковое ружьё) истребил до 80 фашистских солдат и офицеров, подбил три танка «Т-6» (тяжёлый танк «Тигр» -Д.А.) и четыре средних танка, из них один танк «Т-6» подбил лично сам». За боевые подвиги в жаркое лето 43-го года Роман Петров был представлен к ордену Отечественной войны первой степени. Позади оборона Москвы, Курская битва, а впереди ещё много тяжелой боевой работы: освобождение Украины, выход на пограничный Перемышль, город русской военной славы.  Отсюда 44 гвардейская танковая бригада  погнала фашистов на северо-запад Польши.        Не сдавался немец, огрызался танковыми атаками, и ценою неисчислимых потерь продвигалась легендарная танковая бригада вперёд. В январе 1945 года она приняла активное участие в Варшавско-Познаньской операции, целью которой было освобождение западной части Польши и выход на Одер. Но не дошёл наш Роман до Одера, до своего очередного перекрёстка, сразила его немецкая мина на подступах к небольшому польскому селению Кишково, где и был похоронен с воинскими почестями...

   Прошло 73 года с того трагического дня – 22 января 1945, но до сих пор живёт боль утери в сердцах его родных. Память жива и она заставляет нас искать, сквозь годы, подробности гибели Романа.  Внучка Трифона, младшего брата Романа, Елена Бутенко, изучая свою родословную, нашла на бескрайних просторах интернета некоторые сведения о братском захоронении в польском Гнезно, куда перевезли останки бойцов при укрупнении могил в 1946 году. Она сделала запрос волонтёрам, занимающимся увековечиванием памяти советских бойцов, погибших на территории Польши. Вот что ответил ей Войцех из Гданьска: «Здравствуйте Елена! Деревня, которую немцы назвали Вельнау, носит польское название Кишково (Kiszkowo), это гминный центр гнезненского повята велькопольского (бывшего познаньского) воеводства. Сейчас в этой деревне нет учтённых воинских могил, но когда в 1946 году был проведён переучёт военных захоронений, эти могилы были отмечены в старом паспорте участка советских воинов на приходском кладбище в г. Гнезно (Gniezno). Можно предполагать, что когда в 1952 - 53 годах были проведены перезахоронения, останки воинов перенесли из д. Кишково на кладбище в Гнезно, где они покоятся как безымянные. Подтвердить перезахоронение может Польский Красный крест...»  Также Елена получила и схему местности, где похоронен Роман, составленную командиром роты управления капитаном Ивлевым.  Полученные данные позволяют сделать вывод, что прах Петрова Романа Ерофеевича покоится в братском воинском  захоронении  польского города  Гнезно, на улице армии Червонной, на приходском кладбище. Удалось Елене найти и фотографии этого захоронения.

26 января 1945 года Советская армия вышла к Одеру. 44-я танковая бригада сжала свой броневой кулак для нанесения удара по логову нацистов – Берлину. Роман не дожил до этого дня всего пять дней. В ведомости потерь за 22 января 1945 года учтены трое убитых: сапёр Иванов Борис, уроженец Краснодарского края, сапёр Кобзев Михаил, уроженец Тамбовской области и помощник командира комендантского взвода, член ВКП(б) Гвардии старшина Петров Роман Ерофеевич, уроженец села Бичуры Бурят-Монгольской АССР.

Роман прошёл свои перекрёстки честно и достойно. Наверное, в конце войны можно было, в соответствии с боевым опытом, выбирать более безопасный путь на военных дорогах, да ведь если б он умел это делать... Если бы все умели это делать, на своих перекрёстках. Тогда и не было бы Великой Победы. Ведь не достаётся Великое просто так, а только ценою великих потерь.

   1 сентября 1945 года прозвенел первый звонок в бичурских школах, но не было среди педагогов учителя по имени Роман Ерофеевич. Не состоялась учительская судьба, война не дала. Состоялась судьба трудная, трагичная, покрытая ратной славой и честью. Вот таков он был, Петров Роман Ерофеевич, парень с нашей улицы.

   А 9 мая 2018 года Гвардии старшина Роман Петров пройдёт с нами в победном строю, со своим бессмертным полком, вместе с живыми, кто его помнит, и будет помнить во все времена.

Д. Андронов

Роман - учитель начальных классов  Еланской школы 

Гвардии старший сержант Петров Р.Е.

Награды Романа - медаль "За оборону Москвы" и Орден Отечественной войны I степени (за Курскую битву). Тот редкий случай, когда награды погибшего героя переданы родителям героя и хранятся в семье как реликвии, сохраняя память о погибшем сыне.

 

Здесь, в польском Гнезно покоится прах Петрова Романа.

 

Фрагмент письма Петрова Романа взят из книги Н.Д. Коробенковой «Письма с фронта»

На снимках: Общий вид воинского захоронения в Гнезно.

Роман Петров – учитель начальных классов Еланской школы.

Гвардии старший сержант Петров Р.Е., фронтовой снимок.

Комментариев: 2

Андронов Артем 26.06.2018 16:50 #

Недавняя новость про мемориалы советским солдатам на территории Польши -
В Варшаве городские власти решили демонтировать монумент Благодарности Красной Армии. Он установлен на правом берегу Вислы в память о солдатах, погибших в боях за польскую столицу в сентябре 1944 года.

Скульптурную композицию планируют передать в Музей польской истории. Ранее памятник уже не раз оскверняли вандалы — наносили оскорбительные надписи.

Монумент стал очередной жертвой закона о декоммунизации, в рамках которого планируется снести несколько сотен мемориалов советским солдатам. Десятки уже демонтированы. Многие — вопреки желанию местных жителей, которые выступают за сохранение истории...

https://www.1tv.ru/news/2018-06-26/347694-v_polshe_prodolzhayutsya_popytki_st...

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.