Климат Бичуры

 

       «Но не одна любознательность может руководить желанием производить метеорологические наблюдения. При некотором навыке, при помощи руководств – явится полная возможность сообразовать более верно с состоянием погоды некоторые хозяйственные распоряжения: косить ли траву, начинать ли сев и пр.»

Кирилов Н.В.

     Напомню, что Николай Васильевич окончил медицинский факультет  Московского университета в 1878 году.  В его научной деятельности сыграл немалую роль тот факт, что первый курс названного университета он проучился на естественном отделении физико-математического факультета. Отсюда, наверное, ему интересна была суть физических явлений, происходящих в природе, в частности,  метеорология. Параллельно с деятельностью врача  бескорыстно занимался ею всю свою жизнь, занимался тщательно, с большим интересом.

     В своей книге «О климате Забайкалья, преимущественно Западной его части» он делает обзор истории метеонаблюдений в Забайкалье. Кстати, упоминает о том, что основателями метеонаблюдений здесь являются декабристы  братья Борисовы, которые начинали их в Чите, тогда еще небольшой деревушке, а продолжили в Петровском заводе и в Подлопатках, и  вели их непрерывно в течение тринадцати лет.  Занимались наблюдениями учителя, военные, священники,  а также Горное ведомство, где была специальная служба.  Николай Васильевич по приезду в Забайкалье активно включился в этот процесс.

    Читая книгу, я в первую очередь искал те места в тексте, которые посвящены погоде Бичуры. Необыкновенное удовольствие испытываешь, когда, словно в машине времени, получаешь «прогноз погоды» из далёких 1890-х.  Чтобы вернее судить о причинах изменения погоды  в Забайкалье, необходимо «знать рельеф страны», о которой идет речь, а «эта область пространством равняется целой Франции». И ведущую роль здесь играет Яблоновый хребет: «этот хребет делит два громадных бассейна с запада-Енисея и Лены-вод Ледовитого моря, с востока Амура, несущегося в Великий океан». Своеобразно он выделяет высоты хребтов на прилагаемой к книге карте: он штрихует границы произрастания кедра, как известно, «не спускающегося  ниже 4000 футов (1200 -1250 метров)».  Горные хребты и их отроги формируют в Забайкалье особый тип климата – суровый, резко континентальный.  Особое значение он придает высоте над уровнем моря. Он сообщает, что Бичура находится над  уровнем моря в 635 метров, Петровск 294 метра, Троицкосавск 770 м.  Согласно инструкциям Академии наук замеры температур на метеорологических станциях (обсерваториях) должны производиться трижды в сутки, в семь часов утра, в час дня и девять часов вечера. Однако дотошный исследователь Кирилов делает замеры гораздо чаще, чтобы получить более точные сведения. И это хорошо видно из прилагаемой таблицы «суточного хода температуры в селе Бичура 29 мая 1893 года». Одной из характеристик местного климата являются колебания среднесуточных температур – разница между максимальной и минимальной температурой в течение суток. Так для Бичуры они значительно менее, нежели в Петровском Заводе. В 1891 году средняя суточная амплитуда февраля в Бичуре была 12,05°С (далее везде градус Цельсия), марта 13°, в 1893 году в апреле 15°, в мае 14,02°  в июне 14,04°. То есть средняя суточная амплитуда в Бичуре составляла 12,0 градуса. Хотелось бы проследить  соответствующие показания в марте с. г. и посмотреть, как они изменилась за истекшие 124 года. Интересны наблюдения Кирилова о резко меняющейся погоде в Бичуре: «Еще резче отмечена перемена  25 марта 1893 года в 1 час дня в Бичуре, когда вдруг потянул сильный южный  ветер, солнце закрылось небольшой, но плотной тучей, и термометр упал  с 14,00°  до 4,04 °, между тем как в метеорологической будке в тени оставалось 8,09 °.»  И еще любопытный факт: «В марте 1891 года в Бичуре в 1 час дня наблюдалась температура в тени -9,01°, а на солнце +17,04°,  т.е. разница была 26,05°. Вещи темные металлические на окне в прохладной комнате накалились свыше 40°, так что прикосновение к ним едва рука  выдерживала в первый момент. Неудивительно, что крестьяне вздумали работать в одной красной рубашке, и многие из них поплатились тяжелыми формами крупознаго воспаления легких».

     Показательна и понятна современному человеку разница в максимальной и минимальной температуре в течение года. Обыкновенно для Забайкалья она составляет более 80°. Но «…в Бичуре с 1 июля 1892 года по 1 июля 1893 года абсолютный максимум температуры 35,02° 21-го июня, минимум 45,05° 10-го января; наибольшее среднесуточное 26,04° 21-го и 29-го июня, наименьшее 42,03° 9-го января, амплитуда 80,07°, при среднегодовой 2,01°С. Соответственно поворотным дням зимы и лета - одинаково не совпадают с днями равноденствий время перехода средней годовой температуры. Вместо 21 марта такой весенний момент наступает в среднем выводе 7 апреля (опаздывает на 17 дней), а средина осени вместо 23-го сентября приходится лишь на 19 октября (на 26 дней позднее)». Именно это отмечает современный человек и поныне.

Изучая промерзание почвы, Кирилов делает вывод, что период вегетации растений в среднем для Бичуры находится в промежутке с середины мая по середину сентября. Но этот срок верен для крупных растений – деревьев, имеющих глубоко сидящие корни, для мелких же – трав он может быть приблизительно с 25 апреля. И «… осенью уже в начале сентября по утрам гулко раздаются шаги прохожих, стук конских копыт, ночью почва начинает промерзать на глубину в 5 сантиметров, но сплошной холод в верхней земной коре устанавливается на такой глубине  лишь с 25 октября».

     Широта метеорологических исследований Николая Васильевича поражает. Он фиксирует атмосферное давление,  направление и силу ветра, состояние облачности, величину солнечной радиации.  Он измеряет температуру на воздухе, в тени и на солнце, на поверхности земли и в почве, на снегу и под слоем снега, в шахтах, в степи, на скалах и в водоёмах.  Сообщает: «В речке Бичурке мы находим температуру 1 мая  в 1,07°, 1 июня 5,04°, июля 9,06°, 1 августа 12,08°, 1 сентября 12,0 °, 1, 1 октября – 1,02°. Правда, эта речка весьма быстра, но температура измерялась в небольшом мельничном пруду».  В самом начале книги пишет: «О климате Забайкалья сложились стереотипные фразы: резкие крайности температуры, бесснежная семимесячная зима, поздняя весна с засухою, с атмосферным дымом горящих лесов, знойное лето с ливнями, ранняя осень. Но чтобы подобная характеристика ожила перед нашими глазами, необходимы цифры, необходимы параллельные сведения с иными местностям». И он эти сравнения делает. Причем не только с соседними местностями, но и весьма удаленными: Томском, Архангельском, Москвой, Санкт-Петербургом, Валенсией и Оксфордом.

Отмечая наивысшие колебания суточных температур в феврале-марте (22°) пишет: «Не в этих ли особенностях можно искать объяснения, почему в эти месяцы ожесточаются многие эпидемические болезни, как оспа, скарлатина, дифтерит, - усиливается смертельность от острых  и хронических грудных болезней!»

    Он не только записывает показания и скрупулёзно анализирует их, но высказывает рекомендации по правильному поведению людей в природной среде: « Весною в Марте и Апреле лучше всего проводить дни не в лесистой местности, а в селении, но близ опушки соснового бора… при устье некрутых долин, открытых к югу. Конец  мая, когда уже появится зелень, - и Июнь, уже хороши и в глубокой степи, на сухих лугах, покосах, на возвышенных берегах больших рек. Однако ж конец Июня, Июль и Август – в степи слишком жарки, потому можно предпочитать их проводить в горах на большой высоте, в кедровниках, в тайге на золотых промыслах, на Ямаровских минеральных водах». Вот такой тебе совет, читатель, от Николая Васильевича, совет дельный и актуальный поныне.

   Печется Кирилов о сохранении лесов: «Между тем у нас до сих пор мало дорожили равномерным сохранением лесов, образовывали обширные искусственные степи, - расчистив нерационально леса под пашни… Почва скоро истощается, выпахивается, выветривается, лишается плодородной влаги… нормально бы оставлять через 100 - 150 сажен перелески кустарников, ленты леса, тогда снег не уносился бы, ветер ослаблялся бы преградами, суховеев было бы менее…» - без комментариев…

   И… «Поэтому я позволю себе еще сделать резюме из известных фактических сведений. Приведя температуру известных станций, … мы замечаем, что самым тёплым пунктом в Забайкалье является Троицкосавск, центр же холода оказывается в Нерчинске»

   И последнее: в мечтах у Кирилова организовать «синоптическую сеть», где бы посредством телеграфа можно было передавать синоптические карты, в том числе и от всех обсерваторий Забайкалья в Главную физическую обсерваторию. Передавать, анализировать и давать предупреждения людям о надвигающихся природных катаклизмах.  Подобная схема в настоящее время реализована с помощью глобальной сети – Интернета. «Мы вправе ожидать в близком будущем прогрессивного увеличения числа метеорологических станций в Забайкалье, так и упрочнения, расширения действующих. И открытие каждой новой обсерватории должно нас искренне радовать: это истинные форпосты продвигания нашей культуры, нашей науки вглубь Азии».

     Вот таков он, альтруист Кирилов, со своим интересным и полезным увлечением, с термометром и барометром в руках, с пламенным желанием сердца делать людям добро.

Д. Андронов

 

На снимках:

1. Портрет Н.В. Кирилова, предположительно работы Чарушина Н.А., фото из       архива   Ю.Н. Кириловой. Публикуется впервые.

2. Таблица суточного хода температур в Бичуре в мае 1893г.

3. Страничка рукописи «О климате Забайкалья, преимущественно западной его части»


Комментариев: 0

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.