Октябрь приближался к концу. Робкий снежок, уже несколько раз присыпавший землю, в полях и на голых сопках сошел, но  основательно белел на высоких хребтах. В полях пусто, лишь ветер да густой бурьян.  Среди молодого сосняка, выросшего в поле,  высится металлическая вышка – геодезический пункт. Десяток сорок, словно от нечего делать, затеяли здесь свою игру. Они то садились, то взлетали с железных ребер вышки, крутили над шпилем воздушный хоровод, упражнялись в высшем пилотаже. Сороки и вороны любят это делать в холодную ветреную  и пасмурную погоду.

  Я спустился в заросший кустарником буерак: стоявшие тут когда-то матёрые сосны срублены, лишь груды сучьев белеют на склонах, словно кости гигантских животных. В кустарнике греются  воробьи:  я обхожу их стороной и выхожу  на открытый увал.  Пойма Хилка отсюда как на ладони: острова, протоки, табун лошадей у автомобильной трассы.  На реке - забереги, белая оторочка льда хорошо выделяет её в пустынном пейзаже. Надежда встретить степную лисицу – корсака не оправдалась, и я спускаюсь к Хилку. В густом ивняке тепло и пусто, но и тут, словно всё вымерло. Хрустя корочкой льда, прохожу небольшое озерцо – старицу, и выхожу на берег. В свинцовой воде плывёт шуга: желтоватые криги рыхлого льда скоро станут льдом, но пока с легким шелестом несутся вниз по течению.

  В своих путешествиях выработал привычку ходить тихо: в лесу, в поле, чем меньше создашь шума, тем больше увидишь. Прислонившись к старой толстой иве, устраиваю фотоаппарат в развилку и снимаю видео плывущей шуги. Завораживающее зрелище! Ледяные комки, кружась, плывут по течению, срок их движения определит природа:  первые же морозы остановят их, превратив в торосистый лёд. Боковым зрением вижу внизу, под берегом, длинное животное, похожее на кошку… норка! Медленно перевожу аппарат вниз, в оптику рассматриваю животное. Гладкая коричневая шерстка, толстые лапы с перепонками, белый подбородок, маленькие уши. Норка меня видит; понимаю, что могу вспугнуть её, замираю. Делаю несколько снимков. А красавица вовсе и не боится меня, словно позирует. Вот она стремительно ныряет под лёд и пропадает. Жду минуту, две. Устраиваюсь удобнее и в этот момент вижу отряхивающуюся от воды норку совсем рядом. Возле неё добыча, небольшой гольян. Делаю снимки, и моя знакомая снова исчезает под ледяным берегом.

  Норка родом из Северной Америки. В 1936 году её завезли в Иркутскую область для разведения на зверофермах ради ценного меха. Относится зверёк к отряду хищных  и принадлежит семейству куньих. Неприхотливое животное и в неволе дает обильное потомство  - от десяти до семнадцати щенят;  в природе питается рыбой, мелкими животными, может добывать  птиц величиной с куропатку. В Бурятию норка попала из Иркутской области, обойдя Байкал с севера. Появилась сначала в северных районах, в Баргузинском заповеднике, а теперь встречается практически повсеместно. Для зимовки ей нужна открытая вода (непромерзающие реки, полыньи, ключи). На таёжных речках вполне может конкурировать с соболем. А поскольку таких рек в Бурятии достаточно много, этот не боязливый и энергичный зверёк, вероятно, закрепится в наших краях навсегда.

  А корсака я всё же сфотографировал. Но это уже совсем другая история.

Д. Андронов

Комментариев: 2

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.