Тэрэлж

   Мы обедаем в придорожном кафе и через час уже в Тэрэлже. На подъезде к национальному парку увидели множество скал останцов, группами стоявших у дороги, у подножий изумрудных гор и на самих горах. Скалы имели вид столбов, плотно прижатых друг к другу. Гористая степь плавно переходила в покрытые лесом сопки. В 1983 году в Терэлже снимался художественный фильм «Вождь Белое перо». Гремели выстрелы, отважный Гойко Митич отчаянно спасал индейских лошадей от захватчиков колонизаторов.

    Высота над уровнем моря здесь составляла 1300-1500 метров. Это высота нашей горы Маня на Заганском хребте. Что-то знакомое сквозило в пейзаже, казалось, что мы совсем не в Монголии, а у себя дома. Асфальтированная дорога вела нас всё выше в горы и скал становилось всё больше. Мы свернули с асфальта и увидели её. Скала Черепаха стояла (лежала) в небольшом логу. Когда-то она направлялась погреться на солнышке, но, в силу малой скорости передвижения окаменела в пути. Именно такое чувство возникает, когда видишь это каменное изваяние. Сотни людей приезжают сюда из разных уголков мира чтобы посмотреть чудо. Черепаха стала символом национального парка Горхи-Тэрэлж. На центральной площади Улан-Батора я купил картинку с черепахой, написанной монгольским художником на куске выделанной кожи.

Парк динозавров

    Недалеко от скалы Черепаха находится парк динозавров. В небольшом распадке, очень живописном, среди скал мирно пасутся динозавры. Скульпторы создавали их под присмотром учёных палеонтологов. Муляжи удивительно хорошо вписались в окружающий пейзаж. И хотя понимаешь, что они всего лишь плод труда человека, стоять рядом с чудовищами жутковато. Здесь как травоядные, так и плотоядные динозавры.  Парк этот переживает не лучшие времена, он заброшен. Турбазы на его территории разорились, танцплощадка сгнила, не осталось ни одной юрты. Парк охраняет сторож, который живёт в вагончике. Поговаривают, что скоро здесь начнут возводить отель. Так что хорошо, что успели посмотреть динозавров.

    Флора заповедника напоминает нашу, и это не удивительно, ведь местность эта является продолжением лесов нашего южного Забайкалья. Это часть Хэнтэйского нагорья, как бы «заползающего» в северную Монголию. Лес в предгорьях невысокий, местами мы видели рощи карликовых сосен и берёз. По горным рекам преобладает лиственница. Из трав видел цветущий курильский чай, горноколосник, горечавку, стеллеру карликовую, таволожку, различные виды степных злаков, разные виды полыни. С одной из них случился казус. Я шел по горному склону и машинально сорвал несколько веточек полыни клейковатой и положил в карман. Так часто делаю, чтобы потом добавлять в чай. По дороге в машине от дурманящего запаха нам стало не по себе, пришлось останавливаться и очищать карман. Травы здесь очень душистые.

   Полные впечатлений, мы ехали в Улан-Батор; накрапывал дождь, долину реки Туул затянуло туманом. Поздним вечером мы вернулись в столицу.

Рынок Нарантуул

   Представить себе в полной мере Монголию невозможно без рынка Нарантуул. Это большая барахолка в центре столицы. «Берегите сумки и ценные вещи!», - предупреждали страницы интернет-форумов, - вас обязательно ограбят!» Честно говоря, и не вспомнили об этих предупреждениях. Ходили свободно, никого не опасались. Видимо, кто боится, того обязательно ограбят. Здесь не только можно купить всё, что душе угодно, но и пообщаться с монголами.

   Ещё с древних времён базары помогали мирному общению между народами, способствовали развитию цивилизации. Здесь заключались сделки, торговали, заводили знакомства, изучали быт, культуру народов, постигали иноземные языки. Входя через арку ворот на рынок, мы имели цель скорее познавательную, чем коммерческую и незаметно провели там несколько часов. Огромная площадь плотно заставлена стеллажами из уголка и проволоки и буквально нашпигована товаром. Несомненно, преобладают здесь товары из Поднебесной. Много вещей и чисто монгольских. Это изделия из кожи, предметы быта, мебель, ковры и одежда. Очень много сувенирной продукции. Вам нужен бубен шамана? Вот он, пожалуйста… Седло для лошади? – Выбирайте! Чугунную печь для юрты? Линолеум? Кроссовки? Бюст Ленина?

   Монгол у огромного стеллажа взывает: - «Купите ремень для брюк! Кожа, Монголия! Эта не берите, эта Китай - картона, эта берите, Монголия!» Шумит базар, снуют грузчики с товаром, кто тащит на себе, кто катит проволочный короб на колёсах, кто везёт на грузовике. Торгуются покупатели, поют и играют на ходу бродячие музыканты. Пожилой монгол протискивает сквозь толпу тележку с молочной флягой. Из фляги струится аромат варёной баранины. Этот запах мне знаком…

- Хорхог? – спрашиваю.

- Хорхог, хорхог!, - отвечает монгол и улыбается радостно.

Всего  три слова произнесли, но поняли друг друга отлично. Поражает обилие изделий из бронзы, латуни, дерева и ещё Бог весть из чего. Бесконечные будды, колокольчики, бубенцы, кадильницы, фурнитура для сбруи. Вот бронзовые бюсты Сталина, Чингисхана, Ленина. Кстати, бюстов Владимира Ильича здесь множество, можно найти любого размера. Но вот неожиданность: лежат рядом два штык ножа – от Калашникова и от немецкой винтовки времён Второй мировой, со следами ржавчины и свастикой. А рядом бронзовый Гитлер, скрестивший на животе кисти рук. Словом, восточный базар…

    Рынок Нарантуул стал яркой страничкой в нашем путешествии. А вот на наши вещи так никто и не покусился. Нам стало стыдно за свои опасения…

Особенности национального вождения

   Мы ехали по городу, вернее плелись почти шагом; на перекрёстке загорел красный и машины встали. В поперечном направлении шел поток авто, основная масса которых «Приусы» и «Крузаки». Мы ждали «зеленого» ровно 12 минут. Наконец он загорел, и монголы вмиг заторопились. Их езда стала напоминать езду слаломистов. Они метались из одной полосы в другую, не удосуживаясь подать сигнал перестроения. Вот нас круто подрезает «Приус», из окон которого высовываются дети 5-6 лет. О детских сиденьях тут, вероятно, и не слышали. Дневные ходовые огни не используются, мы были единственные кто ехал с огнями в городском потоке. Монгол может остановить автомобиль там, где ему потребуется: у сплошной, на пешеходном переходе, на закрытом повороте или на мосту. У нас на глазах нахальный таксист буквально растолкал переходящих улицу пешеходов. Впрочем, последние, нисколько не смутившись, с непроницаемыми лицами продолжали свой путь. Монгольские дорожные знаки такие же, как и в России. Если в черте городов они всё же есть, за городом их очень мало. Но особое неудобство вызывает отсутствие информационных табличек и указателей перед развязками и населенными пунктами. И вот, не смотря на все особенности национального вождения, в нашем присутствии монголы не совершили ни одного ДТП. Поэтому, оказавшись в Монголии, учитывайте это и будьте предельно осторожны.

    Пролетели несколько дней в Монголии… Оглядываясь назад, сожалею, что во многих местах так и не побывали. А сколько еще интересного в этой стране! Впрочем, это даже хорошо, ведь остаётся стимул для последующих путешествий. За пять дней мы проехали две тысячи километров, познакомились с Улан-Батором, красивым динамичным городом, побывали в заповедниках и памятных местах Монголии. Мы говорили с монголами, ощущая взаимную потребность общения между братскими народами, ощутили вкус и колорит национальной кухни, увидели монголов в труде и на отдыхе, в повседневных делах и в дорожной суете. Освободившись от влияния большого брата в 90-е годы, монголы жадно схватились за новую жизнь, но она оказалась не такой простой без соседской поддержки.  И многие страны пришли сюда со своими нравами, языком и деньгами. Иностранцы в Монголии строят, добывают полезные ископаемые, учат в школах и университетах. И не случайно состоялся недавний визит В. В. Путина в страну, нам надо восстановить отношения с соседями на прежнем уровне. Ну а нам, туристам, почаще бывать в Монголии, изучать её традиции, природу и тесно общаться с братским народом, благосклонно относящимся к России.  

   На обратном пути, подъезжая к Дархану, решили перекусить на свежем воздухе. Съехав с дороги, мы расположились на «зеленушке». Из расположенной рядом заимки к нам подошла смуглая девочка монголка. Она несла на тарелке кусочки сыра. Мы немного растерялись, но поняли этот жест как жест гостеприимства от хозяев заимки. Юный посол доброй воли семиклассница Буртэ учится в Дархане, изучает английский, а сейчас на каникулах. У неё есть старшие братья. Мы угостили нашу новую знакомую столичными подарками и поблагодарили. Буртэ стала для нас олицетворением Монголии, гостеприимной и приветливой к гостям из России.

Д. Андронов

На снимках: 1 Скала Черепаха

                      2 Парк динозавров

                      3 На рынке Нарантуул

                      4 Буртэ

Хорхог – баранина, тушеная при помощи калёных камней, любимое блюдо монголов.

 

 


Комментариев: 1

Андронов Олег 28.10.2019 12:44 #

👍👍👍

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.