Написать статью о моем отце Андронове Анатолии Семеновиче надо было давно. В этом году исполнится 25 лет,  как его нет с нами. Уходят из памяти те крохи сведений о Великой Отечественной войне, которые помню из его редких рассказов. Рассказывать о войне он, как и многие фронтовики, не любил. В памяти остаются обрывочные сведения о семи годах службы в армии, где свыше четырех лет заняла война.

                

В большой семье отец был старшим

    Отец родился в 1919 году в Чите, в семье молодых врачей. В начале двадцатых годов они получили направление в отдаленный уголок Читинской области – улус Шибертуй. Организовали там участковую амбулаторию, которая обслуживала всю восточную часть нынешнего Бичурского района. Осели крепко, Семен Михайлович пахал землю, сеял хлеб, держал пчел. Росла и семья, к 1930 году детей было уже семеро! В этой большой трудовой семье  Анатолий был старшим. Но не бывает на нашей земле так, чтобы счастье длилось долго. Грянул кулацкий мятеж, и Семена Михайловича обвинили по ложному доносу. В свидетельстве о смерти, выданном в середине 90-х годов, после реабилитации, причина смерти указана кратко: расстрел. Началась другая жизнь: Клавдия Семеновна работала акушеркой, пропадала в больнице, очень часто выезжала на вызова. Семью пришлось тянуть Анатолию, на хрупкие плечи подростка легли основные заботы по дому и уход за малышами. Перед войной Клавдию Семеновну перевели в Малый Куналей акушеркой в амбулаторию. Было трудно, но отец сумел закончить 9 классов, стал работать. Призвали в армию в 1939 году, двадцатилетним парнем.

ПЕ-2

Армейские будни

    Сначала служил в кавалерии,  затем на станции Бада,  куда его перевели в авиационный полк,  потом в Иркутской области.  На западе, да и на востоке нашей страны тогда сгущались военные тучи,  полным ходом шло техническое переоснащение Красной армии.  Совсем рядом, в Иркутске, на государственном заводе №125, готовится к постановке на конвейер  современный скоростной пикирующий бомбардировщик Пе-2, конструкции  В.М. Петлякова, которому предстоит заменить в небе устаревший  СБ и сыграть в истории войны весьма заметную роль.  Для освоения новой техники нужны лётные и технические кадры. Уже перед самой войной отец, в числе других кавалеристов, стал осваивать новую ратную профессию – авиационного механика. Осваивали тогда скоростной бомбардировщик СБ. Надо сказать, техника не была для него новинкой, так как до войны успел поработать монтером на почте. Авиационный полк располагался в Баде Читинской области, затем в Боханском районе Иркутской области. Там, в степи, располагались: аэродром, казармы, технические мастерские и ангары для самолетов. Для учебного бомбометания в нескольких десятках километров от части имелся полигон. С этим полигоном была связана следующая история. В начале 1941 года 32 авиационный бомбардировочный полк, сформированный в Забайкалье, к тому времени уже имел боевой опыт -  воевал в Китае и на Халхин-Голе. Однако при освоении новой техники – пикирующего бомбардировщика Пе-2 случилась трагедия: при выполнении учебного бомбометания машина не вышла из пике и врезалась в землю. А дело было ранней весной; кто живет в Забайкалье, тот знает, что значит ветреная морозная ночь в степи. Для охраны самолета до приезда государственной комиссии выставили караул. В первую ночь самолет пришлось охранять и моему отцу. Машина врезалась в мерзлую землю почти вертикально, частично сгорела. Часовым выдали тулупы, разжигать костер было запрещено.  И вот посреди ночи появились волки. Отец, видя растерянность своего товарища, распорядился:  при приближении волков я буду стрелять в одну сторону, а ты в другую. Но напарник стрелять отказался наотрез: как впоследствии оказалось, он был сектантом-баптистом, и для него это было великим грехом. Пришлось отцу отстреливаться одному. Как выяснила комиссия, на предельно низкой  высоте произошел подрыв самолета от сброшенных бомб. Впоследствии для учебы использовались холостые заряды бомб.  Служба летела незаметно: в напряженных армейских буднях было всё: очередные и внеочередные наряды, политзанятия, но особенно изучение материальной части: техника новая и освоить ее надо было основательно. Учеба сочеталась с реальной практической работой: полк был боевой и машины требовали обслуживания и ремонта.

    

«Протрубили репродукторы войну…»

    Мирной службе пришел конец: 22 июня 1941 года «протрубили репродукторы войну…» Получен приказ: выдвинуться в район боевых действий. Чтобы выполнить приказ, полку потребовалось всего три недели; 16 июля 1941 года полк начал боевые действия на Юго-Западном фронте в составе 3-х эскадрилий. За два месяца экипажами полка было уничтожено более 130 танков, 30 самолетов. Самые тяжелые месяцы войны... Вылеты на задания происходили почти непрерывно. Не спали ночами, латали изрешеченные осколками и пулями самолеты, заправляли горючим, снаряжали боекомплектом и отправляли на задания.  Самолеты обслуживались двумя механиками сержантами под руководством техника-офицера. Должность отца была старший авиационный механик.  На нем лежала огромная ответственность за выпуск самолета в полет. Перед полетом оформлялся акт, по которому экипаж принимал машину. Я смотрю на групповой фронтовой фотоснимок техсостава  2 эскадрильи 32 авиационного бомбардировочного полка. Крайний слева стоит мой отец. Комбинезон, перетянутый портупеей, спокойный, уставший от военных буден взгляд. Веселые улыбающиеся молодые лица однополчан. Шутить в армии умели всегда, и тут, наверное (фотографу надо отдать должное) не обошлось без шутки. При внимательном рассмотрении фотографии вижу: форма одежды разная; офицеры в потрепанной полевой, а технари в мазутных комбинезонах, натруженные, почерневшие от мазута кисти рук. А вот этот, труженик Великой войны, (в правой части кадра)  совсем еще мальчишка, с забинтованной рукой, еще вчера сидел за школьной партой.… В центре кадра, с планшетом, сидит командир эскадрильи, гвардии капитан Гаврилов Петр Иванович (1907 г.р.), впоследствии Герой Советского Союза (1943г.).  

    Что бы ни говорили сейчас о войне, по большому счету, полк свои задачи в этот ответственный период выполнил, и к концу сентября 1941 г.,  после тяжелых потерь, был выведен на переучивание и доукомплектование. «Петляков» из Иркутска  «догнал» ратников уже в ходе боевых действий: развернувшееся массовое производство Пе-2 позволило переоснастить полк более современной воздушной машиной. Несколько слов о самолете: чудо инженерной мысли советских авиаконструкторов 30-40 годов (в составе КБ В.М.Петлякова было 50 сотрудников) он задумывался как высотный истребитель, однако уже к 40 году было ясно, что от истребителей «не убежать» и концепция истребителя была пересмотрена в пользу пикирующего бомбардировщика. Да и оснащен он был основательно: нёс 1000 кг авиационных бомб, имел 4 пулемета. Летчики любили «пешку» за универсальность: он мог нанести бомбовый удар, дать отпор истребителям и произвести доскональное исследование переднего края противника (на самолете устанавливалась штатная фотокамера АФА-Б). Эти боевые качества и привели к тому, что кроме боевых операций 32 бомбардировочному полку были приданы еще и функции фронтовой разведки. 23.11.42 г. приказом командующего 15 воздушной армии полк преобразован в 32-й отдельный разведовательный авиационный полк (орап).

    

Бесценные сведения 

    Так в названии полка появилось слово «разведывательный». Воспоминания отца: «Когда эскадрилья уходила на боевое задание, во втором звене находился Пе-2, оснащенный  фотокамерами. В частности, в бомбоотсек устанавливался фотоаппарат, который на последнем заходе по команде стрелка-радиста скрупулезно фиксировал «результаты работы» эскадрильи. Как только эта машина касалась земли, к ней устремлялся техперсонал. Кассету с отснятой пленкой бегом доставлял в фотолабораторию ординарец. Для сокращения времени обработки плёнку проявляли подогретым проявителем, а промывали в спирте. Затем ординарец бежал в штаб полка, размахивая бесценным негативом, чтобы на ветру высушить его. Фотографии сразу не печатали, всю информацию о выполнении задания брали с негатива». Вот так скрупулезно отчитывались о проделанной работе летчики 32-го орап. Основной машиной, на которой воевали летчики, стал Пе-2.

Из истории полка: «Штурман эскадрильи 99-го гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка (15-я воздушная армия, Брянский фронт) гвардии капитан Сергеенков в 1943 перед Курской битвой сфотографировал 626 квадратных километров территории, занятой войсками противника, дав советскому командованию важные сведения. Затем вел тщательное наблюдение за отступающими войсками противника, своевременно сообщая обо всех изменениях обстановки»

Из истории полка: «В июле 1942 г. полк вошел в состав 284 -бад В период тяжелых боев в районе Касторная-Воронеж-Землянск, совершив за 22 дня 177 самолето-вылетов на бомбометание, полк потерял 7 машин и 8 членов экипажей. С начала августа 32-й бап полностью переключился на разведывательную работу одиночными экипажами в районе Болхов-Орел-Курск-Касторная-Старый Оскол…»

«Преобразован приказом Народного комиссара обороны СССР No. 234 от 17.06.43 г. в 99-й гвардейский отдельный разведывательный авиационный полк. Кроме этого, к названию полка добавлялось название «Забайкальский».Отец очень тепло отзывался о своих однополчанах, особенно о своем фронтовом друге – Богацком Иване Ивановиче, проживавшем после войны в Харьковской области на Украине. А Мачнев Роман в буквальном смысле спас отцу жизнь, дело было так. В период наступления немцев полк неожиданно оказался на переднем крае. Для уточнения местоположения противника отца и его боевого друга отправили на разведку. Выполнив задачу, возвращались обратно, и тут неожиданно нарвались на немцев. Завязалась рукопашная схватка, отец получил ножевое ранение в спину, но Роман очередью из автомата уложил немцев. С восхищением рассказывал о героях-летчиках, которым для полетов готовили боевые машины. Следует упомянуть их имена, это герои Советского Союза: Богуцкий Виктор Степанович, Гаврилов Пётр Иванович, Гатаулин Анвар, Горячкин Тимофей Степанович, Евтушенко Никифор Тимофеевич, Злыденный Иван Дмитриевич, Никулин Дмитрий Егорович, Сергеенков Николай Семенович, Хрусталев Павел Иванович.  О последнем расскажу более подробно.

Хрусталев Павел Иванович, на время присвоения звания Героя Советского Союза – старший летчик-наблюдатель 99-го гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка (15-я воздушная армия, 2-й Прибалтийский фронт), гвардии старший лейтенант. Родился в 1922 в городе Барабинск Новосибирской области в семье рабочего. Русский. Образование среднее.

    В Советской Армии с 1940.

    Окончил в 1942 Качинскую военно-авиационную школу.

    На фронтах Великой Отечественной войны с ноября 1942. Старший летчик-наблюдатель 99-го гвардейского отдельного разведывательного авиационного полка (15-я воздушная армия, 2-й Прибалтийский фронт) гвардии старший лейтенант Хрусталев совершил 109 боевых вылетов на фотографирование и разведку военных объектов и переднего края противника.

    10.10.1944 при выполнении боевого задания в районе городов Добеле— Ауце (Латвийская ССР) направил свой горящий самолет на позиции артиллерийской батареи противника.

    Звание Героя Советского Союза присвоено 18.8.45 посмертно.

    Награжден орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, 2 орденами Отечественной войны 1 степени, медалью. Ему было всего 22 года….

   

Конец войне

    Закончил войну полк в Прибалтике. Зажатые на Курляндском полуострове остатки 16 и 18 армий вермахта отчаянно сопротивлялись. Полк выполнял следующие задачи: бомбили железнодорожные станции, аэродромы, морские порты, артиллерийские позиции. Держали под контролем всё побережье, чтобы не дать противнику уйти по морю. И хотя сопротивления в воздухе уже не было, боевая нагрузка была очень высокая. По рассказам отца погодные условия зимой 1944-1945 года были очень сложные. Постоянно шел мокрый снег, дул пронизывающий ветер, но наши летчики научились использовать малейшее прояснение для вылетов на боевое задание. Били немцев в это время отчаянно, склоняя их к капитуляции. А когда по нескольку дней шел мокрый снег с дождем, проводили учебу летного и технического персонала. Например, обсуждали особенности выполнения летного задания в условиях низкой облачности. По рассказам отца, в ночь на 9 мая 1945 года проснулись от беспорядочной орудийной и автоматной стрельбы. Кто стреляет, ничего не понять…. Выскочили из помещения, а на улице крики: «Победа! Фашистская Германия капитулировала!» 

    После капитуляции полк был передислоцирован на Дальний восток, где и застал моего отца приказ о демобилизации. А награда за семь лет безупречной службы по защите Отечества – две медали «За Боевые заслуги» да десятидневный отпуск в середине войны….

   

Славная летопись полка

    Дальнейшая судьба 99-го Забайкальского орап не менее интересна. В 1956 году в районе озера Балхаш в Казахстане  началось строительство полигона по испытанию систем противоракетной обороны. Для  авиационного обеспечения научно-исследовательских работ в этом направлении была сформирована 60 воздушная дивизия, в состав которой вошел 678 Забайкальский смешанный авиаполк, основой которого послужил наш ветеран, 99-й Забайкальский гвардейский орап. Апофеозом полка было его участие в запуске многоразового космического корабля «Буран» 15 ноября 1988 года. Я помню, как с волнением смотрел на полет выдающейся машины XXвека по телевизору, тогда еще не зная, что в этом событии есть доля ратного труда личного состава  99-го Забайкальского гвардейского отдельного авиационного разведывательного полка. Полка, в котором служил  мой отец. 

Фотографии военных лет смотрите в фотогалерее.

Д. Андронов

          

Комментариев: 0

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.