«Я побежал к ней. Она слетела к проруби, закачалась на высоких ножках, словно кланялась мне, а когда я приблизился, бухнула в воду, словно лягушка в болото...»

В.В. Бианки


  Эту удивительную птицу я специально не искал. Она сама нашла меня. Было это в начале двухтысячных годов: тогда случилось немного поработать на вывозке леса. Видавший виды ЗИЛ я остановил у разъезженного лесовозами брода, чтобы набрать воды. Дни стояли жаркие, и от воды веяло прохладой. Набирая воду, по привычке осматриваюсь. Мокрые замшелые валуны, омываемые стремительным потоком, разбросаны по всему руслу. Над головой высятся лиственницы, берёзы, старые ивы. В жаркий день хорошо отдохнуть  у воды, среди высоких трав и цветущих жарков.

   На камень передо мной села бурая коренастая птичка в белом передничке величиной с воробья. Она громко «цвиркнула» и … нырнула в воду. Напрасно я вглядывался в бурный поток, чтобы разглядеть её под водой. Мелькнула нехорошая мысль: - «Утонула…». Но спустя некоторое время утопленница появилась в нескольких метрах от меня, как ни чем не бывало. Бегу за лежащим в кабине «Зенитом», ищу бурый комочек среди камней и гремящего потока. Вот она!  Осторожно крадусь к поющей русалке, но она снова ныряет. Пытаясь определить, где она может вынырнуть, поскальзываюсь на мокром валуне и… ныряю сам. Инстинктивно выбросив руку с фотоаппаратом вверх, чтобы не намочить, карабкаюсь на камни.  Так купание в холодной воде положило начало моим наблюдениям за оляпкой.

   Последующие встречи были эпизодичны, птичке удавалось скрыться от меня в зарослях или в бурлящем потоке. Подходящего качества снимки сделать так и не удавалось. Читал про оляпку все, что мог найти. Написано про неё много: специальные статьи ученых биологов и рассказы писателей, зарисовки любителей природы. Она единственная из отряда воробьиных, способная нырять, распространена в горных и холмистых районах  Европы и Азии.

   Многие птицы умеют питаться под водой, это околоводные и водоплавающие, морские  птицы.  Но оляпка среди них – исключение. Она не плавает на поверхности воды, а сразу ныряет под воду. Поставив крылья под углом, использует прижимающую силу потока воды, чтобы передвигаться, бегать по дну водоёма. За это время птичка успевает перевернуть и исследовать массу придонных камней и найти себе пропитание. В этом ей большую помощь оказывают сильные длинные ноги. Эволюция снабдила её специальным клапаном, закрывающим ушные раковины (у обычных птиц они просто закрыты перьями) и перепонкой, закрывающей ноздри.  А чтобы перо не промокало под водой, у оляпки имеется мощная копчиковая железа, выделяющая жир. С таким набором «приспособлений» от природы не страшно нырять в любой поток! Знаменитый детский писатель В.В. Бианки назвал этого бесстрашного водолаза «сумасшедшей птицей», за её способность бросаться в полынью. Птица эта оседлая, всегда живет в своих родных местах, лишь зимой кочуя к ближайшим промоинам и полыньям.

   Где искать птицу, мне подсказали рыбаки. И оказалась она совсем недалеко от дома, почти в центре села.  В середине прошлого века, дабы избавиться от частых зимних напастей – наледей, на Бичурке соорудили высокую дамбу, спрямив прежнее русло. А старое затянуло дерном, заросло травой. Но речка все равно осталась, сочится по  родному месту тоненьким ручейком, с прозрачной и чистой водой.  Ключ этот облюбовали рыбаки: они собирают здесь личинки ручейника, наживку для рыбы. Ключик этот вы не заметите, проехав совсем рядом: журчит он под нависшей дерниной, как в миниатюрном ущелье,  а зимой, закуржавев, почти не виден под снегом. Здесь и проводит долгие зимние дни наша ныряльщица. В «дымящем» паром убежище тепло, не достаёт и холодный ветер.  Лишь изредка она вылетает наружу, потревоженная рыбаками, сборщиками бормаша-ручейника.

   Я приехал на ключик перед Рождеством. Занесённый снегом, он почти не просматривался, увидеть что либо в воде  было невозможно. Но подвижная ныряльщица дала о себе знать: «цвиркнув», пролетела мимо меня и исчезла под снежным карнизом. Зная, примерно, какое расстояние она пробежит по дну ручья, иду ниже по течению и жду. Ныряльщица появляется неожиданно: она не всплывает, а пулей вылетает из воды. Покрытая каплями влаги, словно бриллиантами, она и впрямь красавица!   Увидев меня, садится на снег, беспокойно крутит головой. Всё совпало в этот миг для меня как для фотографа. И освещение, и ракурс и фон с голубым инеем. Снимаю непрерывно, «очередями», повезло… А она еще и запела! В чарующих звуках - и трели и посвист, и особо удивительно слышать такое в снежном замерзшем мире, при тридцатиградусном морозе, да с колючим ветерком. Пой, песню, пой! Но у птицы другие планы, и она снова исчезает под водой.

   Рассматриваю на мониторе фотоаппарата кадры: очень важно, чтобы и резкость была в норме (фокусироваться необходимо по голове птицы - зрачку) и композиция. Если эти простые правила нарушаются, снимки потом летят в корзину.  А переснять материал возможно уже не удастся.  Даю задний ход и, чтобы не беспокоить  лишний раз птицу, присаживаюсь на высокой дамбе. В бинокль видно, как оляпка отдыхает на выступающем из воды камне.  Она крутит головой и постоянно раскачивается, словно собирается взлететь, ныряет, и я вижу, как, расправив крылья, рыскает по дну ручья. Управлять ей помогают быстрое в таких местах течение воды. Изменяя наклон крыльев, она обходит крупные камни, обследуя укромные уголки под ними, переворачивает мелкие. Закончив пробежку по дну, оляпка поворачивает крылья под острым углом и течение пулей выбрасывает её из воды. В данном случае оляпка управилась со своим обедом в течение десяти секунд.

   Я снова и снова наблюдаю завораживающие хлопоты пернатой русалки, пытаюсь определить место её появления из воды, любуюсь блестящим от капель воды оперением. Но тут начинаю понимать, что в отличие от моей бесстрашной ныряльщицы, окончательно промерз. Пора уезжать. Впереди еще будут встречи с этой интересной птицей, хотелось бы понаблюдать её летом, во время гнездовых хлопот. И, конечно, сделать интересные снимки.

Д. Андронов.

Комментариев: 0

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.