Желна, или черный дятел

 

Рассказ о неутомимом лесном докторе – черном дятле.

   Дело было в конце сентября. Мы добывали кедровый орех в урочище Кокуцел.  Сезон шел к концу, большая часть работы была сделана. На таборе высилась внушительная куча шишек, предстояла тяжелая работа по её переработке. Уже и усталость  сказывалась, а тут еще  погода стала портиться. «Маяк» передал сводку погоды по Бурятии – «…дождь, в горах  снег».  Вечером воздух потеплел, с деревьев спустилась сырость, притихли птицы.

    Я взял ведро и пошел в ключ за водой. Вниз по тропе тянулся дым от костра. Дорожка проходила мимо соседнего зимовья и спускалась через ольховую рощицу. Здесь, на старой куче шонора*, выросли десятки саженцев кедра: было им лет по пять, и выросли они из отвеек кедровых шишек.  Будущего у деревьев не было: густая поросль смята колёсами машин,  завалена мусором. С куста ольхи взлетела большая черная птица: вороны здесь обычное дело, прилетают порыться в мусоре, и я не обратил на неё особого внимания. Но я ошибся. Птица села на ветку кедра и пронзительно закричала «клюэ…». Желна! Заунывная позывка её известна всем таёжникам, как предвестница непогоды. В лесу обычное дело услышать такую фразу: «Птица кричит, быть дождю… (снегу)».  Желна, взлетев с ветки, закричала коротким криком «кри-кри-кри…» снова уселась, почти у меня над головой, наблюдая, как я черпал кружкой воду. Замерев, я рассмотрел птицу совсем близко: совершенно черное тело контрастировало с белыми глазами, на голове красная шапочка. Желна снова взлетела и скрылась среди кедров. Вернувшись к костру, я увидел, что мои товарищи накрывают шишки пологом: «Птица кричала, снег будет…»

   Наблюдая желну, заметил её интересную особенность: она очень осторожна, если близко от её гнезда шумят, работают люди. Но как-то я выходил из тайги в одиночку: завёз ребят на неделю и возвращался на прихваченном из дома велосипеде, оставив грузовик на таборе. Проехав равнинный участок,  я оказался перед крутым спуском, спешился и присел передохнуть. Из чащи вылетела желна: она уселась на ветку и стала смотреть на меня. Я повёл велосипед вниз по склону, птица стала меня сопровождать. Я останавливался, желна садилась на ветку;  она проводила меня до речки, где я потерял её из виду. В чем причина такого пристального любопытства к одиночному человеку, я не знаю. В моём архиве много снимков разных видов дятлов: есть среди них зелёный, седой, трёхпалый и пестрые. А вот желна ускользала от меня, и если снимал её, то снимки получались нерезкие. Как правило, это бывает при съёмке с большого расстояния или в условиях недостаточной освещенности.

   На фотосессию с желной решил идти.. на Хоицу гору! Там, в юго-восточной её части, несколько лет назад выгорел лес. Местные жители вывезли часть деревьев на дрова, а часть превратилась в валёжник, наваленный как попало,  вдоль и поперёк склона. Здесь стояли несколько мёртвых берёз, довольно толстых, источенных дятлами. Мартовским утром, обойдя Хоицу с востока, я был на гари. Тут властвовало солнце: обращенный к нему склон был ярко освещен. Среди поваленных деревьев белели пятна снега, с ледяных корок стекали капли талой воды. Пела синица, но я слушал дятла, и услышать не мог.  Выйдя из небольшого ложка, я увидел человека, который обрубал сучья с бревён. Рядом стояла лошадь, запряженная в сани, груженные дровами. Я спустился обратно в лог, и присел отдохнуть. Передо мной раскинулась панорама Хурута, небольшой речки, основательно высохшей в последние годы. Громоздились покрытые зубчатым лесом сопки, на склонах зеленели прямоугольники зарастающих полей. Раздалась долгожданная трель: я повернул голову на звук и увидел маленького дятла, колотившего сухое дерево. Подкрадясь, я его вспугнул, и стал всматриваться в сухостой, куда он улетел. Здесь я услышал нечто более серьёзное: громкий стук мощного клюва, летящие щепки от березы в десятках метров от меня. Желна! Упершись хвостом в ствол берёзы, она без устали стучала, не обращая на меня внимания. Теперь, главное – не вспугнуть!

   Птицы – самые  пугливые существа на свете. Улетит – ищи-свищи её по гари, дополнительная трата времени и сил. Поэтому решил не торопиться. А желна тем временем отковыривала щепки от ствола и, похоже, не собиралась улетать. Укрытия передо мной никакого не было, ни кустика, ни бугорка. Решил подходить медленно приближаясь. Это называется «с подхода», и тут главное не делать резких движений. Медленно заношу ногу, делаю шаг, стою, фотоаппарат перед глазами, еще шаг. Желна не беспокоится, усердно работает, временами склёвывая найденный корм. Подойдя, таким образом, на два десятка метров, пробую делать снимки. Птица спокойна. Еще несколько шагов, сейчас я хорошо различаю красную шапочку на голове птицы, серые ноги, черное с отливом оперение. Делаю серию снимков.  Сессия состоялась, теперь решаю сделать видеозапись, да вот беда, штатив в такую даль тащить поленился, а видео требует устойчивого положения камеры. Что делать? Ищу глазами по сторонам и вижу длинный сучок на снегу. Нажимаю на него сапогом и медленно приподнимаю его.  Так же медленно устанавливаю его перед собой и упираю в него камеру, включаю её. Так в небольшом видео сюжете унёс с Хоицы горы рабочий момент из жизни черного дятла, момент кормления столь трудоёмким способом – долблением древесины.

   Возвращаться решил коротким путём – через вершину Хоицы, именуемую на военных картах «высотой 972». Поднявшись, оглядел окрестности: просматриваемая местность простиралась на многие километры вдаль, и были тут и степи, и тайга и перелески. А внизу, прямо под ногами, уютно расположилась в дымке Бичура.  Я спустился в сивер, и чуть заметной тропкой, ломая корку снега, устремился домой. И снова стук в лесу: поваленная ветром старая сосна вся издолблена, на ней необычной расцветки дятел, в желтой шапочке... Но о нём в следующий раз.

Д. Андронов

 

Шонор – шелуха от переработки кедровых шишек.

Комментариев: 0

Зарегистрироваться или войдите, чтобы оставить сообщение.